?

Log in

No account? Create an account

Комитет по валютному рынку внес изменения в правила торгов для торговли фиксингами на курсы валют.
serge_romanchuk
Под организацией торгов фиксингом в биржевой книге заявок подразумевается введение новых инструментов фикс USDRUB_FIX и EURRUB_FIX, сделки по которым будут заключаться с 10:00 до 12:30 мск. В качестве цены сделки фикс участники будут указывать в заявках разницу между фиксингом и итоговым курсом заключения сделки фикс. Фиксинг определяется в 12:30 мск. согласно соответствующей методике.


В Правилах торгов в новой редакции помимо описания нового инструмента предусмотрены также следующие содержательные изменения:
-        скорректирован список отказов в регистрации заявок в торговой системе в соответствии с фактической технологической реализацией процесса регистрации заявок,
-        осуществлена возможность подачи запроса на проверку работоспособности не только рабочего места участника торгов, но и клиента участника торгов, подключенного посредством идентификатора спонсируемого доступа.
Кроме того, в Правила торгов в новой редакции внесены другие правки редакционного и уточняющего характера.

http://moex.com/a327

Девальвация 2.0
serge_romanchuk

Статья опубликована в № 3899 от 20.08.2015 под заголовком: Валютный рынок: Девальвация 2.0
Сергей Романчук из Металлинвестбанка о том, как зависимость рубля от цены нефти лишает ЦБ возможности действовать


  • Сергей Романчук

Формула примерного постоянства стоимости барреля в рублях дает ценовые ориентиры на уровне 80 руб. за доллар при довольно вероятных $40 за баррель. Примерно 90 руб. при $35
Формула примерного постоянства стоимости барреля в рублях дает ценовые ориентиры на уровне 80 руб. за доллар при довольно вероятных $40 за баррель. Примерно 90 руб. при $35
Ведомости

Курс доллара вплотную приблизился к уровню 66 руб.: вторая волна девальвации идет ничуть не меньшими темпами, чем первая, конца 2014 г. Главный фундаментальный фактор, ослабляющий рубль, – цены на нефть продолжают «искать дно», не находя пока точки опоры. Чувствительность курса рубля относительно изменений котировок нефти остается примерно на том же уровне, что и раньше, после того как в прошлом году Банк России послал его искать равновесие на разрушенном санкциями и обманутом в ожиданиях рынке.

Казалось бы, еще недавно ситуация благоволила России: курс рубля укрепился настолько, что ЦБ объявил программу покупки валюты с целью пополнения золотовалютных резервов (ЗВР). Денежным властям казалось, что амплитуда рыночных колебаний должна со временем угасать. Президент даже похвалил главу ЦБ за «меры по укреплению рубля». Все было бы так, если бы взрыв середины декабря 2014 г. был лопнувшим пузырем спекулятивной игры, но факты говорят об обратном. Ослабление рубля было вызвано фундаментальными факторами, которые никуда не делись: падение цен на нефть, выплаты внешнего долга, отток капитала вследствие ухудшения делового климата, санкций, увеличения рисков российской банковской системы.

Рынок продолжает держаться единственным ценовым якорем: балансирующей бюджет ценой доллара. Данное обстоятельство заставляет задуматься о том, что же будет делать ЦБ, если цена на нефть продолжит падение. Формула примерного постоянства стоимости барреля в рублях дает ценовые ориентиры на уровне 80 руб. за доллар при довольно вероятных $40 за баррель. Примерно 90 руб. при $35. Позже или раньше это скорее всего случится. Пока Россия отстаивает «традиционные ценности», мир вступает в новый виток технического прогресса: стоимость солнечных батарей за последние годы упала на порядок и очень вероятный прорыв в области аккумулирования электроэнергии может решить энергетическую проблему человечества на обозримое будущее. Эффективность использования сланцевых месторождений растет неожиданно быстрыми темпами, а выход на рынок нефти Ирана еще больше увеличит ее предложение. Время играет против сегодняшней России. Хороших вариантов не видно: застывшая в своей структурной неэффективности экономика стала заложником цен на нефть, и, похоже, вывести ее из этого состояния может лишь настоящий шок, ломающий всю систему.

Рынки не в состоянии сами по себе уменьшить зависимость курса от нефти. При нормальном функционировании рынка на нем есть участники, берущие на себя валютные позиции в расчете на изменение курса в будущем, тем самым заполняя локальный разрыв между клиентскими спросом и предложением валюты. Это различные фонды, глобальные и российские банки, выступающие в роли маркетмейкеров – провайдеров ликвидности. Конкурируя друг с другом, они уменьшают волатильность рынка при нормальном его функционировании, но сейчас «стакан пуст». Объявив сумму ЗВР таргетируемой величиной, ЦБ еще больше сузил себе поле для маневра и создал асимметрию восприятия рынками информации о рубле: негатив скорее реализуется в цене, так как ослабление рубля действиями ЦБ в текущей парадигме никак не ограничивается (функцию обеспечения курсовой стабильности своими действиями в 2014 г. ЦБ с себя снял и получил одобрение президента), а вот укрепление рубля менее вероятно – в этом случае Банк России готов скупить сколько угодно валюты (имея в виду исполнение задачи увеличения ЗВР до $500 млрд в перспективе нескольких лет).

Как показывают оценки эффекта переноса падения курса рубля на инфляцию (за счет увеличения стоимости импортных товаров в рублях), полученные в результате анализа зимнего всплеска, он превысил ожидания и добавляет к инфляции около 1,75% на каждые 10% ослабления российской валюты. Структура экономики не изменилась: импорт хоть и уменьшился, но замещения произведенными в России товарами не произошло. Таким образом, для борьбы с инфляцией и стабилизации курса при плохом, но вероятном сценарии продолжения падения цен на нефть ЦБ вряд ли сможет избежать очередного повышения ставок. Экономика вследствие этого ускорит падение. Не случайно в прессу просочилась информация о том, что в руководстве ЦБ усиливаются позиции сторонников «некоторых ограничительных мер» по движению капитала. И то, что возможность их введения назвала «контрпродуктивной» Ксения Юдаева, смещенная с поста куратора денежно-кредитной политики в Банке России, лишь подлило масло в огонь. Дмитрий Тулин, которому пресса приписывает идеи по ограничению движения капитала, отмолчался, а ведь именно он отвечает сейчас за денежно-кредитную политику.

Введение мер по ограничению капитала скорее всего приблизит развал действующей политико-экономической модели. Решив, возможно, какие-то проблемы в короткой перспективе, оно окончательно убьет инвестиционный климат в России на более долгосрочный период.

Возможно, ЦБ все-таки стоит поступиться чем-то из своих теперешних постулатов и самому разрушить «формулу рубля» – постоянства стоимости барреля нефти в рублях. Чувствительность курса относительно нефтяных котировок в текущей ситуации могут уменьшить лишь стабилизирующие действия ЦБ на валютном рынке, при которых он может не только покупать, но и продавать валюту на рынке. Отказ от цели по наращиванию ЗВР и частичный отказ от свободного плавания для уменьшения волатильности рынка за счет двунаправленных действий ЦБ выглядит меньшим из зол.

Автор – президент ACI Russia – The Financial Markets Association

http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/08/20/605489-devalvatsiya


Ставка Центробанка. Статья для Ведомостей.
serge_romanchuk

ЦБ пошел на компромисс

ЦБ вынужден следовать за рукотворной инфляцией, синхронно или с опережением поднимая ставку процента


Vedomosti.ru

Сергей Романчук: ЦБ пошел на компромисс
РАСКРОЙТЕ ТЕМУ
Эта публикация основана на статье «ЦБ пошел на компромисс» из газеты «Ведомости» от 15.09.2014, №170 (3674).

В пятницу, 12 сентября, Банк России объявил, что совет директоров ЦБ решил оставить ключевую ставку на уровне 8% годовых. Сразу после этого курс доллара к рублю за несколько секунд вырос на 10 коп., потом ненадолго скорректировался и продолжил свой путь наверх, к 38 руб. за $1, на фоне введения новых санкций и опасений относительно перспектив перемирия на юго-восточной Украине.

Ключевая ставка ЦБ определяет стоимость денег для коммерческих банков. От нее строится вся линейка инструментов, через которые ЦБ совершает операции на денежном рынке. Она определяет стоимость рублей, по которой ЦБ дает взаймы, — и минимальную (за исключением рефинансирования кредитов под инвестиционные проекты, специально отобранные правительством, которые ЦБ не относит к инструментам денежно-кредитной политики), и максимальную, по которой он привлекает свободные деньги у коммерческих банков.

Сейчас банки могут одолжить у ЦБ по операциям репо (под залог надежных ценных бумаг) на одну неделю по ставке чуть более 8%, под залог нерыночных активов (кредитов) на 3-12 месяцев — по 8,25%, а под залог валюты и золота — по ставке 9% на один день. Если на межбанковском рынке формируется краткосрочный избыток ликвидности, ЦБ занимает у банков деньги по 7% годовых (от одного дня и до востребования). Банки кредитуют клиентов, отталкиваясь от диктуемого ЦБ уровня ставок и добавляя плату за риск.

Почему озвученное решение дало рублю дополнительный импульс для падения? Дело в том, что на этот раз ожидания участников рынка относительно уровня ставки были различными. Большинство аналитиков считали, что ЦБ ставку не изменит, но некоторые ставили на рост. Теперь неопределенность ушла до 31 октября (следующее заседание совета директоров), что заставило пересмотреть уровни цен на валюту и процентные инструменты. Если бы ЦБ поднял ставку, реакция на рынке могла быть более заметной, а краткосрочно рубль мог немного укрепиться.

Главная цель ЦБ — обеспечение стабильности и предсказуемости движения цен. Но он должен заботиться и об устойчивости банковской системы, и о работоспособности трансмиссионного денежного механизма, по возможности не препятствуя росту экономики. Неожиданный для большинства подъем ставки на предыдущем заседании (с 7,5 до 8%) продемонстрировал независимость ЦБ и породил обмен репликами между ЦБ и правительством с целью обеспечить большую согласованность действий.

Подъем ставки означает большую стоимость и меньшую доступность кредита для конечных заемщиков, что уменьшает возможности предприятий. Но основной вклад в рост инфляции вносит внутренняя и внешняя политика, которая привела к оттоку капитала, девальвации рубля, продуктовому эмбарго и возможному увеличению НДС или введению налога с продаж.

По сути, ЦБ вынужден следовать за рукотворной инфляцией, синхронно или с опережением поднимая ставку процента. В пятницу он отметил скачок инфляции (7,7% на начало сентября), но не стал повышать ставку, указав на значительное снижение темпа годового прироста денежной массы (с 17,1 до 6,5%): банки резко уменьшили кредитование, испугавшись возросших рисков и тренда подъема ставок. Несмотря на очередной виток эскалации напряженности вокруг Украины, связанный с введением новых европейских и американских санкций, ЦБ посчитал возможным взять паузу и не защищать рубль более высоким процентом.

На недавнем банковском форуме в Сочи первый зампред ЦБ Ксения Юдаева попросила «не провоцировать» Банк России на дополнительный подъем ставки введением налога с продаж. Сделанный ЦБ перерыв вполне может объясняться нежеланием, в свою очередь, провоцировать правительство на возможное введение нового налога. В условиях продолжения роста инфляции и ослабления курса рубля пауза в повышении ставки выглядит попыткой предложить правительству своего рода компромисс: мы не повышаем ставку, а вы не вводите налог. Посмотрим, сыграет ли эта ставка. Если нет, ужесточение денежной политики ЦБ в октябре выглядит неизбежным.

Во всех сценариях развития событий, которые рассматривает ЦБ, изменение динамики курса, инфляции и ставок, а также возобновление экономического роста невозможны без снижения геополитической напряженности, которая порождается внешней политикой российского государства. Наличие плавающего валютного курса позволит экономике подстроиться под внешние шоки и обеспечить относительную стабильность финансов, но не сможет стать панацеей. Чем раньше разорвется взаимная спираль санкций и недоверия, тем быстрее Россия вернется с пути борьбы на путь развития.

Автор — руководитель операций на валютном и денежном рынке АКБ «Металлинвестбанк», президент ACI Russia — The Financial Markets Association



Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/33390561/cb-poshel-na-kompromiss#ixzz3DekvJNma

Ответные санкции: иллюзия защиты. Статья в Forbes.
serge_romanchuk
Любое нарушение равновесия с помощью искусственных барьеров лишь увеличивает взаимные издержки и затрудняет переход к новому качеству экономики

В начале сентября 2014 года активно обсуждалась возможность введения западными странами новых чувствительных для российского финансового сектора санкций. Среди наиболее заметных — возможное отключение от телекоммуникационной системы SWIFT и запрет на покупку деривативов на российские активы. И хотя США и Европа не пошли на самые радикальные меры, пока рано утверждать, что найдено окончательное политическое решение, которое устраивало бы все стороны конфликта.

Если бы дело дошло до немедленного ввода этих санкций, финансовый рынок — не только российский, но и международный, — пережил бы заметный шок.

Упомянутые меры уничтожили бы существующую инфраструктуру — «дороги», связывающие страны, были бы разрушены. Безусловно, всегда можно проложить новые, но это отнимает время и является далеко не бесплатным удовольствием с перспективой закопать деньги в песок в случае ухудшения ситуации.

Отчасти попыткой «построить запасной путь» и объясняется ряд мер, предложенных российскими властями. В частности, заговорили о построении «внутрироссийской телекоммуникационной системы, аналогичной SWIFT», для обмена авторизованными сообщениями между банками с целью проведения платежей. А министерство финансов разразилось законодательной инициативой  для внесения в закон о национальной платежной системе (НПС) понятия «оператор услуг критичной инфраструктуры». Наряду со SWIFT туда попали информационно-торговые системы межбанковского рынка Reuters и Bloomberg.

Российские системы электронного документооборота существуют, например, знакомая многим система «Луч», которую  участники рынка используют для обмена информацией с НРД. Однако никакой полноценной внутрироссийской замены для международных систем невозможно изобрести в принципе: ведь главный их актив — это тысячи подключенных пользователей по всему миру, и обмен сообщениями всего лишь между российскими участниками никак не поможет осуществлению международных транзакций.

Некоторые основания для внесения в закон о НПС упоминания о SWIFT все же имеются: они планировались давно и были необходимы для того, чтобы через SWIFT можно было бы проводить платежи в рублях: именно с использованием этой системы Центробанк планировал принимать платежные поручения от иностранных банков, в частности, CLS. Таким образом, первоначальные изменения в закон должны были скорее помочь либерализовать рынок платежей в рублях, допустив иностранных участников. Эти меры необходимы для реализации программы построения международного финансового центра в Москве, которая, как ни удивительно, с повестки дня не снята.

Но причем здесь Reuters и Bloomberg? Безусловно, эти системы являются важными и используются в работе ЦБ с коммерческими банками для заключения сделок на денежном рынке. Однако возможно и целесообразно ли их дополнительное регулирование? Никакой дополнительной защиты от ущерба по возможному отключению от них российских участников не может быть получено таким образом: вне зависимости от того, какие кары может обрушить на компании российское законодательство, подчиняться они будут  европейской и американской юрисдикции, и если последует законодательно оформленный запрет, то игнорировать его они не смогут.

В то же время, какие-то дополнительные регуляторные меры для повышения качества их услуг не являются необходимыми: рынок в данном случае выступает на стороне клиента. Являясь во многом взаимозаменяемыми, эти две платформы заняты конкуренцией друг с другом, и не нуждаются в дополнительных стимулах. Возможные финансовые потери при ужесточении российского регулирования скорее лишь поднимут цены для российских клиентов: если меры будут серьезными, компаниям придется компенсировать новые риски подъемом цен. Ситуация, во многом схожая с той, в которой оказались операторы кредитных карт Visa и Mastercard.

Таким образом, предложенные меры скорее продиктованы желанием как-то отреагировать на санкции и носят характер ответных мер, пусть и не объявленных в качестве таковых. Однако, как и в случае с продуктовым эмбарго, их влияние будет более заметно скорее для нас, чем для иностранцев.

Возможно ли изобрести такие ответные санкции, что ударили бы по «нашим партнерам», не задев нас самих?

Думаю, что нет, невозможно. Либерализация международной торговли, перевод ее на рыночные рельсы создали ситуацию, при которой выгоды от международного сотрудничества получали все стороны, та самая «невидимая рука» в данном случае работала достаточно эффективно. Россия нашла свое место в глобальном мире, пусть и не самое завидное. При этом любое нарушение равновесия с помощью искусственных барьеров лишь увеличивает взаимные издержки и затрудняет переход к новому качеству экономики.

Правительству стоит прислушаться к словам своего министра иностранных дел, произнесенным на брифинге 28 июля: «Мы не собираемся действовать по принципу «око за око, зуб за зуб», мы хотим относиться к этой ситуации с трезвой головой». «Конечно, мы не можем этого не учитывать, — отметил Лавров. — Но впадать в какую-то истерику и отвечать ударом на удар — это не достойно крупной страны. Мы будем исходить из этого». Лучше и не скажешь.

http://www.forbes.ru/mneniya-column/konkurentsiya/267511-otvetnye-sanktsii-illyuziya-zashchity

Заседание Комитета по валютному рынку Московской Биржи 10 сентября 2014
serge_romanchuk

Заседание Комитета по валютному рынку Московской Биржи 10 сентября 2014. Вопросы повестки дня:

1. Статус проектов и результаты работы рынка в 2014 году.
  - Все хорошо
2. Валютная пара гонконгский доллар/российский рубль.

- Решили вводить HKD/RUB. Займет пару месяцев.

3. О проведении торгов в праздничные дни.
 - Подтвердили текущий принцип (если больше одного дня российских выходных, то торговать, но расчеты в этот день не проводить).

4. Разделение статусов участников торгов и участников клиринга на валютном рынке.
  - Решили допустить разделение.

5. Модернизации системы коллективных фондов.
 -  Будут модернизированы (изменена структура, терминология).

6. Предложения по управлению структурой обеспечения на биржевых рынках Группы «Московская Биржа».
  - Одобрили возможность введения платы за обеспечение (как положительную, так и отрицательную) по разным видам и валютам.


Решения заочного заседания Комитета по Валютному рынку Московской Биржи 8.09.2014
serge_romanchuk
Рекомендовать Наблюдательному совету ОАО Московская Биржа утвердить:

  1. Правила организованных торгов на рынке Стандартизированных ПФИ в новой редакции.

  2. Правила допуска к участию в торгах на рынке Стандартизированных ПФИ в новой редакции.

В целях повышения качества услуг, предоставляемых на рынке Стандартизированных ПФИ ОАО Московская Биржа, расширения возможностей участников рынка и привлечения новых категорий участников, в том числе нерезидентов, планируется реализовать следующие изменения:

1. Разделение статусов участников торгов и участников клиринга.

В новой схеме  различаются две сущности: Участник торгов – юридическое лицо – резидент РФ, лицо, соответствующее требованиям правил допуска к торгам, заключившее договор с ОАО Московская Биржа, подающее заявки в торговую систему и заключающее договоры в интересах и за счёт другого лица.  Участник клиринга – юридическое лицо – резидент РФ или нерезидент, соответствующее требованиям правил клиринга для допуска к клирингу, заключившее договор с  Клиринговым центром, сторона по сделкам с центральным контрагентом, лицо, отвечающее по обязательствам перед ЦК. При заключении Участником торгов договора от имени Участника клиринга, такой Участник торгов не является стороной по сделке и, соответственно, не имеет по ней обязательств. В этом случае Участник клиринга становится стороной по совершенным Участником торгов сделкам. При этом если Участник торгов заключает договоры не от своего имени, обязательства по оплате услуг Биржи за Участника торгов исполняет Участник клиринга, определенный в соответствии с Правилами клиринга.  

2. Предоставление биржевой информации

В связи с утверждением Правлением Биржи и введением в действие с 31 марта 2014 г. Порядка использования биржевой информации вводятся положения, касающиеся ограничений на распространение участниками торгов биржевой информации. Кроме того, в Правила торгов и Правила допуска внесены изменения, касающиеся порядка разрешения споров и разногласий, возникающих между Участником торгов и любой компанией, входящей в Группу «Московская Биржа», по вопросам допуска кандидата к участию в торгах, участия в торгах или любым иным вопросам, связанным с применением правил; такие споры и разногласия подлежат рассмотрению и разрешению в Третейском суде НАУФОР.

Пресс релиз МБ должен быть здесь: http://moex.com/a327

FX Week о влиянии санкций на российский рынок
serge_romanchuk
Russian banks face struggle to access credit and PB
Author: Elena Mataro
Source: FX Week | 28 Aug 2014
Categories: Foreign Exchange, Prime Brokerage

Sanctions have reduced Russian banks' ability to trade in wholesale markets, but CLS's plans remain on track

Russian banks are finding it increasingly hard to access credit and prime brokerage services in global markets as Western banks begin to reduce or cut credit lines, following sanctions on a number of the larger institutions.

This could restrict the ability of Russian banks to trade in global wholesale markets, on top of the increased funding costs that some already face due to the ongoing conflict between Russia and Ukraine, and the resulting sanctions from the US and the European Union.

"Some foreign banks closed prime brokerage for all Russian banks and some of them are just keeping the most important clients to generate some profits. But, obviously, foreign banks are not in a position to further expand their credit lines to Russian banks," says Sergey Romanchuk, head of FX and money markets at Metallinvestbank in Moscow, and president of financial markets association ACI in Russia.

His warning follows the latest round of US sanctions targeting VTB, Rosselkhozbank and Bank of Moscow. Meanwhile, the EU has imposed a ban on purchases of new shares or debt maturing in more than 90 days issued by Sberbank, Russia's largest bank, and VTB.

Russian financial institutions are already facing higher borrowing costs, regardless of whether they are on the list hit by sanctions, as spill-over effects have pushed funding costs higher. In response to mounting concerns over their ability to fund their operations, the Russian government recently approved a capital injection totalling $6.6 billion to two of the banks facing restrictions – VTB and Rosselkhozban.

Now, second-tier and smaller financial players are being affected as well. "Some of the international wholesale prime-brokerage firms have reduced or indeed completely cut lines to second-tier Russian financial institutions," says Tim Bevan, a managing director of Russian firm BCS Prime Brokerage.

Bevan adds that those banks in the West that were looking to capitalise on Russia and the ruble's growing role in the global financial system have been forced to delay their plans, while players already operating in the space are being "very watchful".

"No one is taking drastic action, no one is cutting business lines that are significant, but there is the general feeling of putting business on hold for as long as it's possible," Bevan adds.

The prevailing uncertainty is also forcing fund managers to rethink their investment strategies. While the current sanctions are not affecting the RUB spot market, worries persist that a new round of restrictions could add to market woes.

"Normally, we do operate in the ruble market, but we have pulled out since the sanctions were put in place by the West. Many of our peers have also started unwinding positions they held there as geo-political risks become particularly difficult to measure, as well as the fact that the central bank of Russia (CBR) plays such an active part in the currency," says a portfolio manager at a buy-side firm.

Despite the upheaval, market participants are optimistic about the progress of Russia's efforts to move towards a free-floating currency and further integrate its  financial infrastructure into global finance.

On August 18, the CBR announced it was widening the trading corridor within which the ruble can move while also reducing the amount of its daily intervention to $350 million, from $1 billion previously.

"The infrastructure story is much more important when looking at the medium-term health of the FX market in Russia, because this means proper integration of the Russian financial system into the global one is on track. Therefore, you have to draw the conclusion the market remains optimistic that this situation will be temporary," says Bevan.

Plans to add the ruble to the universe of currencies settled through CLS in November are also understood to be on track, despite the US-based market utility indicating it will adhere to any sanctions affecting the entities it deals with.

"I think the signs are quite good to think this situation is temporary and that the road map to include the Russian financial system into the global one, resulting in no market limitations, is still the same," Romanchuk says.
 

Деривативная угроза (статья в Forbes).
serge_romanchuk
Оригинальный текст моей статьи в Forbes (там ее немного подредактировали):

Изоляция рынка: санкции впервые могут затронуть частного инвестора и биржи

http://www.forbes.ru/mneniya/krizis/266899-izolyatsiya-rynka-sanktsii-vpervye-mogut-zatronut-chastnogo-investora-i-birzhi


Подготовка нового раунда экономических санкций со стороны Евросоюза по отношению к России вбрасывает в информационное пространство самые неожиданные темы. Наибольший резонанс до сих пор вызвало обсуждение перспектив отключения российских банков от SWIFT. Поступившая новая информация подтвердила догадки аналитиков, что данная мера была бы слишком радикальной и снята с текущей повестки дня. Однако наряду с этим появилась информация о совершенно новых мерах, попавших во внимание Еврокомиссии – запрет на операции с деривативами на российские активы. В свое время Уоррен Баффет назвал деривативы (производные финансовые инструменты) «оружием массового поражения». Предложенные меры на мой взгляд заслуженно претендуют на то, чтобы наследовать данный эпитет у действий по отключению SWIFT с точки зрения влияния на рынок. Чиновники ЕС вновь поразили необычным уровнем креативности, ставя телегу впереди лошади.

Аналогии между двумя этими мерами на этом не заканчиваются. Как и в случае с запретом на использование одной из инфраструктурных технологий (SWIFT) запрет на торговлю деривативами покушается на базовую инфраструктуру финансового рынка, позволяющую управлять рисками, связанными, в данном случае, с российскими активами. Соответственно, закрытие такой возможности бьет без разбора по всем участникам рынка, и, в первую очередь, иностранным, так как культура использования ими  деривативов гораздо выше, чем у российских участников рынка. Под ударом окажутся не только банки лондонского сити, но и международные центральные контрагенты и биржи. В зависимости от деталей запрета они способны породить шоки на международном финансовом рынке из-за возможной необходимости закрытия текущих позиций по производным внебирживым и биржевым контрактам. Структурирование и юридическое сопровождение сделок с производными настолько сложно и специфично, что последствия принятия запрета могут быть непредсказуемыми и скорее всего недоступны пониманию со стороны значительной части членов Еврокомиссии.

Принимаемые в виде санкций меры по логике должны сокращать риски, связанные с операциями между сторонами, в то время как в данной ситуации риски лишь увеличатся. Вдумайтесь: по отношению к долгам текущие санкции предусматривают всего лишь ограничения на покупку новых долговых инструментов госбанков со сроком обращения более 90 дней, и новое предложение – укоротить этот срок до 30 дней.  При этом деривативы – это море инструментов, это, прежде всего, форвардный валютный рынок, производные на процентные ставки, акции и индексы, биржевые продукты. Вместо мер по воздействию на государство обсуждаются санкции, при которых понесут наказание, главным образом, частные участники рынка, причем, в большей степени, европейские.

Сам подход, когда вместо обсуждения прямого ограничения тех или иных благ обсуждаются меры по ограничению технических возможностей для их покупки, кажется нелогичным. Странно запрещать дериватив на актив, не запрещая покупку самого актива. И справедливо ли не делать разницы между разными видами активов?! Считать активом валюту страны?! Или уровень процентной ставки?! Производные необходимы для сопровождения внешнеторгового оборота, так как они позволяют лучше контролировать риски трансграничных операций. Странно вставлять палки в колеса своему бизнесу, не запрещая сам бизнес.

Что касается воздействия непосредственно на российский финансовый рынок, стоит так же упомянуть еще один аспект: многие российские финансовые группы имеют в своем составе европейские юридические лица и оформляют сделки с деривативами с их участием (российской юрисдикции порю недостаточно просто в виду недостаточной зрелости регулирования в этой области). Таким образом, внезапный запрет может внести заметную сумятицу в их операционную деятельность. Что касается торговли собственно на российских биржах, то доля нерезидентов, будь то кипрские офшоры или международные банки и хедж-фонды достаточно велика, чтобы можно было говорить о системной проблеме в случае запрета проводить им операции, что может привести к потерям и невозможности полноценной торговли даже для российских частников. Наличие большого количества различных игроков является необходимым условием ликвидного рынка, и в этом смысле даже самые простые инструменты – вроде фьючерса на индекс РТС могут испытать проблемы.

Вообще, обсуждение мер, направленных на разрушение инфраструктуры, выглядит несопоставимым мерам, направленным на ограничение финансирования. Если временные запреты на покупку тех или иных долговых инструментов могут быть быстро сняты, то запрет на деривативы подорвет доверие к рынку надолго. По сути дела своими неосторожными действиями европейские власти могут вызвать рукотворный кризис, последствия которого будут больше и дольше, чем предполагалось. Область, в которой российская политика в максимальной степени отвечает европейским нормам и практикам, вряд ли должна являться предметом санкций, если думать о правильных стимулах и целях. Многолетняя работа по созданию прочной законодательной и договорной базы, регулированию рынка может быть поставлена под сомнение. В любом случае, «закрытие и изоляция» российского финансового рынка, если и могут быть произведены, то нуждаются в очень осторожных, аккуратных мерах, а не скоропалительных запретах общего характера.

SWIFT как оружие массового поражения
serge_romanchuk
Моя статья на FINANZ

http://www.finanz.ru/novosti/aktsii/SWIFT-kak-oruzhie-massovogo-porazheniya-1000268690


Предложение обсудить на бельгийской встрече лидеров ЕС отключение всех российских банков от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT в качестве следующей ступени санкций, направленных с целью предотвращения военного участия России во внутренних делах Украины, взорвало интернет. Различные эксперты описывают возможные последствия данной меры в очень широком диапазоне, вплоть до полного коллапса российской банковской системы.

Для того, чтобы понять, чем чреваты такие меры, и возможно ли их принятие в ближайшем будущем, необходимо понимание того, какую именно функцию выполняет данная система и каких именно услуг могут быть лишены российские банки.

Нынешнее значение SWIFT как инфраструктурной компании для международного финансового рынка действительно сложно переоценить. Многим представляется, что с помощью этой системы совершаются валютные переводы между банками. Но это далеко не все: SWIFT позволяет также обмениваться финансовыми сообщениями, связанными с денежными рынками, рынками ценных бумаг и прочими операциями. Стандартной практикой является подтверждение всех типов межбанковских сделок через SWIFT, включая большую часть транзакций по обмену валют и кредитов. Таким образом, моментальное прекращение сервиса для российских клиентов действительно способно парализовать финансовый рынок, но далеко не только в России. Ведь речь идет о взаимных платежах и подтверждении не только внутрироссийских, но и трансграничных операций, а, стало быть, и иностранные банки, имеющие отношения с российскими, пострадают не меньше. С учетом вовлеченности России в мировую финансовую систему, взаимный ущерб трудно оценить, но, по крайней мере, около $700 млрд кредитов российским заемщикам иностранные кредиторы наверняка захотят получить обратно.

Является ли система SWIFT незаменимой? Вовсе нет. У нее есть конкуренты, такие как TELEX, SPRINT, и в принципе перестройка документооборота возможна в течение некоторого времени. Но встает главный вопрос: а какова цель подобной меры? Если цель - исключить российскую банковскую систему из международного финансового рынка, то что помешает иностранным регуляторам ограничить конкурентов SWIFT? И причем здесь собственно кооперативное общество SWIFT, созданное по бельгийскому законодательству, принадлежащее его членам - более чем 10500 банкам из 215 стран? Правда ли интересам мира отвечает блокировка операций всех российских банков и вообще, целесообразно ли действовать именно через отключение каналов связи?

История знает лишь один пример ограничения предоставления услуг компанией SWIFT своим клиентам: речь идет о санкциях против Ирана. Отключение банков - чрезвычайный и беспрецедентный шаг для SWIFT, заявлял тогда гендиректор компании Лазаро Кампос. Месяцем ранее США заморозили средства Центрального банка Ирана и других финансовых учреждений страны. Таким образом, сначала были блокированы средства ЦБ. И лишь потом речь зашла о блокировке финансовых транзакций.

Таким образом, отключение SWIFT является уже совершенно крайней мерой, «оружием массового поражения», и совершенно не отвечает текущему градусу политических отношений. До тех пор, пока Европа покупает российские сырьевые ресурсы, а Россия в обмен импортирует львиную часть потребительской корзины и оборудования для промышленности, подобные предложения граничат с безумством.

По моему мнению, данная тема является скорее всего информационным вбросом, не имеющим шанса на скорую реализацию. SWIFT могут заставить прекратить оказывать свои услуги, но лишь по отношению к клиентам, с которыми предварительно запрещены все операции; либо сначала уровень эскалации политических отношений РФ и ЕС должен пройти через взаимную блокировку счетов, полное эмбарго взаимной торговли и приблизиться к состоянию открытого вооруженного противостояния.


Хорошие новости про рубль
serge_romanchuk

Руководство страны опирается в части регулирования финансового рынка на стратегию Центробанка, а не на рекомендации советников президента


Vedomosti.ru

Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/32804801/horoshie-novosti-pro-rubl#ixzz3C5NlGU8B

Очередной шаг Центрального банка России к отказу от регулирования курса рубля через механизм систематических валютных интервенций вызвал новую волну интереса к валютному рынку. 18 августа ЦБ уменьшил сумму операций на границах валютного коридора, которым он таргетировал курс, вернувшись к объемам, которые существовали до 3 марта 2014 г., симметрично расширив сам коридор еще на рубль в каждую сторону и отказавшись от любых интервенций внутри диапазона. Таким образом, дело идет к полному исчезновению коридора к 2015 г. в полном соответствии со стратегией, выработанной еще предыдущим руководством Центробанка. По сути, это аннулирование бесплатной страховки от значительного изменения курса, которую имели участники рынка в лице ЦБ. Многих волнует, каким именно образом переход к полностью плавающему курсу скажется на стоимости рубля, инфляции, процентных ставках.

Прошло некоторое время, и жизнь сама дала ответ на часть вопросов: несмотря на заметное ослабление рубля 28-29 августа (около 3% за два дня), можно сказать уверенно, что на значение курса само данное решение не повлияло (он оставался стабильным с 18 по 27 августа). Это значит, что в заметных объемах на эту страховку никто не рассчитывал. В этом смысле рынок оказался готов к плаванию, и основная заслуга в этом — самого регулятора, продемонстрировавшего способность следовать своей долгосрочной стратегии, не позволяя тактическим маневрам сбить себя с пути, и преемственность. ЦБ уже много лет проводит операции в соответствии с прозрачной методикой, раскрытой на сайте, лишь время от времени позволяя себе модифицировать ее параметры, реагируя на внешние шоки, как он сделал это 3 марта 2014 г., уменьшив гибкость коридора относительно объемов интервенций. Определяющей чертой курсовой политики является то, что Центробанк никогда не выходит на рынок сам как активный игрок. Он всегда лишь следует за рынком, поставляя в пиковые моменты такую необходимую долларовую ликвидность, продавая и покупая валюту в соответствии с текущей формулой (используя корзину валют из доллара и евро как операционный ориентир). После последней корректировки параметров модели она стала весьма простой: ЦБ не проводит операций внутри диапазона, а при достижении рынком границ продает (или покупает) валюту, сдвигая границы на 5 коп. через каждые $350 млн своих продаж (покупок). Таким образом, курс и сейчас является по сути плавающим в соответствии с устанавливаемыми параметрами эластичности, что и позволяет сделать переход к режиму свободного плавания постепенным. Красота механизма еще и в том, что он представляет собой уникальный в наших условиях пример абсолютно не коррупционного алгоритма, при котором отсутствует возможность торговли инсайдом.

Придавая коридору повышенную жесткость 3 марта, Центробанк объявил, что она является временной мерой и параметры вернутся в норму при исчезновении рисков для финансовой стабильности. Таким образом, сейчас мы имеем win-win ситуацию: раз риски, по мнению ЦБ, исчезли, то либо он знает о решении политического руководства, что напряженность между Россией и Западом более не будет нарастать, либо такой информацией он не обладает, но тогда это означает реальную независимость ЦБ в своих решениях от действий других ветвей власти, что является одним из необходимых условий долгосрочной макроэкономической стабильности. ЦБ по-прежнему принимает решения сам — отличная новость!

В пользу последнего предположения также выступает неожиданное для большинства аналитиков повышение им ключевой ставки по рублю с 7,5 до 8% годовых 25 июля. Можно спорить об эффективности данной меры в борьбе с инфляцией и ее влиянии на экономический рост, однако ЦБ сложно отказать в самостоятельности, недаром руководитель Минэкономразвития Алексей Улюкаев предложил ему как-то координировать впредь свои действия с экономическим блоком правительства. Подняв ставку, ЦБ поступил по классике, пытаясь ограничить вклад в инфляцию монетарной компоненты и надеясь некоторым образом защитить курс, сделав вложения в рубль чуть привлекательнее, а короткие позиции по нему — дороже. Однако ввиду того что главный вклад в инфляцию вносят факторы, от денежного рынка не зависящие (рост тарифов монополий, обесценение рубля за счет оттока капитала, вызванного геополитическими рисками, добровольно наложенные на себя продуктовые санкции и угроза введения налога с продаж), его усилия отнюдь не обречены на успех. Удар же по долговому рынку неожиданное решение нанесло заметный, совпав по времени с ограничением иностранного финансирования российских банков, чем существенно ограничило доступность кредита для их клиентов (что может сказаться отрицательно на экономическом росте).

Необходимость отказа от регулярных интервенций на валютном рынке для перехода к инфляционному таргетированию следует из невозможности устанавливать независимо курс и процентные ставки при свободном движении капитала. Это было четко продемонстрировано на практике зимой 2008/09 г., когда «плавная девальвация» привела к росту процентных ставок на уровень нескольких десятков процентов годовых, по сути остановив коммерческое кредитование и спровоцировав даже корпорации на валютные спекуляции с рублем вместо финансирования своей коммерческой деятельности. Зачем что-то делать, если можно получить безрисковую доходность через размещение денег в валютный своп на уровне, превышающем возможную рентабельность бизнеса?! Удерживая под контролем курс, Центробанк выпустил ставки. Почему при массированных валютных интервенциях ставки ЦБ не имеют особого значения и ими нельзя регулировать денежный рынок? Все достаточно просто: клиенты банков покупают доллары у ЦБ, тем самым лишая банки рублевой ликвидности (рубли уходят в ЦБ для оплаты купленной у него валюты и тем самым стерилизуются). Банки кредитуются в ЦБ по устанавливаемым им ставкам, но обычно инструменты рефинансирования являются залоговыми, банки не могут взять, сколько им хочется, а только под некоторые свои активы (ценные бумаги из списка, кредиты, валюту — решает ЦБ). В результате дефицита рублей у коммерческих банков рыночная ставка устанавливается где-то заметно выше уровня ставки кредитования ЦБ и зависит уже больше от спроса на рублевую ликвидность, чем от базового уровня, диктуемого Центробанком.

Плавающий курс снимает проблему влияния валютных спекуляций на денежный рынок. Так как он в каждый момент времени определяется участниками рынка между собой, то реакция на новости и изменение конъюнктуры происходит максимально быстро. Это не дает зародиться возможности для уверенной спекулятивной игры, в которую было бы вовлечено большое количество участников рынка. В результате ликвидность на денежном рынке от валютного курса практически не зависит, а значит, ставки на нем определяются в основном ставками Центробанка.

Именно поэтому ЦБ необходим отказ от регулирования курса. Либо придется отказаться от свободного движения капитала, что, как учит нас новейшая российская история, чревато своими проблемами: по сути, это ограничение конвертируемости валюты со всеми сопутствующими издержками, множественностью курсов и серыми схемами обогащения для избранных. И это еще одна хорошая новость: политическое руководство страны по-прежнему опирается в части регулирования финансового рынка на стратегию Центробанка, а не на рекомендации советников президента.

Безусловно, кроме плюсов у полностью свободного курсообразования есть и минусы. В случае важных событий на рынке валютный курс может меняться более быстрыми темпами, как это продемонстрировали события последних дней. Но на этот негатив есть целых две хороших новости: во-первых, валютные риски возможно хеджировать, а во-вторых, отказ от систематических интервенций не означает, что ЦБ не сможет выйти на рынок вообще никогда. Когда финансовая стабильность в какой-то момент окажется под угрозой, наверняка Центробанк позволит себе вмешаться, если посчитает это необходимым (замечу, что сейчас этого не потребовалось, курс формировался без участия ЦБ). Добавлю также, что для стабильности рынка критически важно наличие как можно большего количества игроков с разными временными горизонтами и интересами. Поэтому кроме продолжения либерализации доступа на рынок иностранных игроков (через CLS Bank) стоило бы смягчить чересчур жесткие ограничения на открытую валютную позицию российских банков (сейчас это всего 10% от капитала), чтобы они могли играть стабилизирующую роль поставщиков ликвидности при колебаниях клиентского спроса и предложения, отчасти заменив ЦБ. Это стало бы еще одной хорошей новостью.

Ну и наконец — про прогнозы. Давать их в условиях плавающего курса со свободным ценообразованием легко и просто: в такой ситуации текущий рыночный форвардный курс является наилучшей несмещенной оценкой. Таким образом, наиболее вероятно, что через год доллар будет стоить около 40 руб. Любое другое значение, сообщаемое прогнозистом, является попыткой предсказать события, которые еще не произошли, со всеми вытекающими.

Автор — руководитель операций на валютном и денежном рынке АКБ «Металлинвестбанк», президент ACI Russia — The Financial Markets Association